Комитет по внешним связям Санкт-Петербурга
На главную Написать письмо Карта сайта

Санкт-Петербург - страны мира / Санкт-Петербург - Азия / Япония / Исторические связи

Исторические связи

Предположительно первые контакты между русским и японскими жителями произошли в результате кораблекрушений, которые нередко сопровождали отважных мореплавателей, решившихся отправиться в океан на далеко ещё не совершенных морских судах. В древних исторических повествованиях сохранились сведения об японских моряках, потерпевших кораблекрушения у берегов Камчатки, Курильских и Алеутских островов. Русские оказывали потерпевшим необходимую помощь, снабжали их продовольствием, одеждой. Некоторые из них были доставлены в столицу России – Петербург и представлены царствующим особам. Так, японский моряк по имени Дэмбей встречался в 1702 году с русским царём Петром I, а Дайкокуя Кодаю в 1791 году - с российской императрицей Екатериной II.
Повышенное внимание и большой интерес русских моряков к жителям Японии был вызван желанием установить с ними дружеские торговые и культурные отношения. Для того, чтобы лучше узнать друг друга, наладить деловые контакты, уже в 1705 году по указу Петра I при мореходной школе была основана первая в России школа японского языка. Купец из Осака Дэмбей стал первым преподавателем японского языка в России, в 30-х годах XVIII века в России появился первый словарь и учебные пособия, по которым изучали японский язык, знакомились с историей и культурой загадочной страны Восходящего солнца.
Не военный диктат и силу, а дружелюбие и взаимопонимание ставили во главу угла первые исследователи Японии. Поручая якутскому воеводе собрать сведения о стране, Сибирский приказ 1712 года гласил узнать, «какими путями в сию землю проезд, могут ли жители оной иметь дружбу и торговлю с русскими». Подобные инструкции получили и члены экспедиции капитан-лейтенанта М. Шпанберга, отправлявшейся по решению российского правительства для отыскания морского пути в Японию.
В музеях Санкт-Петербурга хранится немало реликвий – «немых» свидетелей российско-японских отношений. Это материалы, рассказывающие о дипломатической миссии Н.П.Резанова, состоявшейся во время первого кругосветного плавания русских военных кораблей – шлюпов «Надежда» и «Нева» под командованием И.Ф. Крузенштерна. Наряду с доставкой грузов в русские владения в Северной Америке и на Камчатке, исследований в тропической части Тихого океана на экспедицию была возложена задача установления торговых отношений с Японией и Китаем. Около полугода простояла «Надежда» в Нагасаки. Все предложения русских были отклонены.
Важное место в истории развития контактов занимает дипломатическая миссия адмирала Е. Путятина.
7 октября 1852 года на фрегате «Паллада» Ефимий Путятин вышел из Кронштадта. Парусный корабль взял курс к берегам Японии. К фрегату присоединились шхуна «Восток», трёхмачтовый корвет «Оливуца» и транспортное судно Российско-американской компании «Князь Меньшиков». Официально эскадра направлялась к российским владениям в Северной Америке, однако истинной целью было установление дипломатических и торговых связей с Японией. На фрегате в качестве секретаря Путятина находился русский писатель И.А. Гончаров, который свои впечатления о плавании изложил в замечательной книге «Фрегат «Паллада».
10 августа суда вошли в порт Нагасаки. На «Палладе» был поднят флаг Уполномоченного Его Императорского Величества. 9 сентября состоялась первая встреча и беседа Е. В. Путятина с губернатором Нагасаки. Процедура этой встречи изображена на одном из сохранившихся свитков японского художника.
Большой интерес вызывают подлинные рисунки, выполненные участником плавания к берегам Японии на фрегате «Диана» А.Ф. Можайским. На «Диане» Путятин вторично отправился в Японию после того, как «Паллада» была признана непригодной к дальнейшей эксплуатации.
26 января 1855 года русско-японские переговоры в Симоде успешно завершились подписанием «Симодского трактата» - первого русско-японского дипломатического и торгового документа, который открывался словами: «Отныне да будет постоянный мир и искренняя дружба между Россией и Японией». С японской стороны договор подписали Цуцун Хидзан-но-ками и Кавадзи Саэймоннзи, с русской – адмирал Е.В. Путятин. 25 ноября 1856 года после ратификации договора в Симоде состоялся обмен ратифицированными грамотами и договор вступил в силу. Открывалась новая страница в истории российско-японских отношений.

Вторая половина XIX века характеризуется возросшим интересом к Японии. В этот период совершаются многочисленные плавания русских кораблей в японские порты, кругосветные походы, в которых принимают участие и титулированые особы.
Важным событием стало посещение Японии великим князем Алексей Александровичем. В 1870-1872 годах, совершая кругосветное плавание на фрегате «Светлана», он побывал в ряде городов: Нагасаки, Кобэ, Иокогаме, Эдо и Хакодатэ. «Светлана» стала первым русским военным кораблем, который посетил император Японии. А Алексей Александрович – первым из великих князей, кого принял глава японского государства. Сохранились два свитка японских художников Сатакэ Эйко (1835-1909) и его ученика Члена императорской Академии Художеств Леацумото Фуко (1840-1923).Свитки, исполненные в единой манере, рассказывают о ходе переговоров между императором и великим князем.
У русских военных моряков сложилась хорошая традиция – во время посещения Японии заказывать у японских мастеров модели своих кораблей, а затем передавать их в музеи. Таким образом, в коллекции моделей кораблей Центрального военно-морского музея собрано около тридцати моделей, изготовленных японскими мастерами в прошлом веке из панциря черепахи. Три таких модели: крейсера 1 ранга «Память Азова» и корвета «Витязь» были помещены в одном из семи залов экспозиции на выставке в Нагасаки в 1990 году. Японские мастера города Нагасаки, изготавливающие модели современных кораблей из панциря черепахи, побывавшие на выставке, высоко оценили работу своих предшественников. Одновременно с моделями моряки передавали в фонды альбомы со снимками, которые сделали во время пребывания в городах Японии. В настоящее время эти подлинные свидетели дружеских контактов двух наших народов представляют не только большую историческую, но и научную ценность. Они позволяют проследить развитие событий во время плаваний и контактов русских моряков и жителей Японии.
Миссия Путятина оставила значительный след не только в русско-японских отношениях, но и в истории Японии. Александра Можайского по праву можно назвать отцом японской фотографии: дагерротип тогда ещё не был известен в Японии, и его снимки возбудили немалый интерес. Участвовавшие в строительстве русского корабля в деревушке Хэда японские мастера впоследствии использовали полученные сведения и опыт создания кораблей дальнего плавания. Крупнейшие личности, окружавшие Путятина (Гончаров, Можайский, Гошкевич, Посьет) под его руководством прокладывали путь к развитию добрососедских отношений с Японией. «Паллада» положила начало «русской деревне» в Нагасаки, вокруг храма и монастыря Госин. Уже к концу 50-х гг. прошлого века в «русской деревне» проживали 600 моряков с потерпевшего крушение русского судна «Аскольд». К моменту же прибытия в Нагасаки в апреле 1891 г. совершавшей кругосветное путешествие эскадры во главе с крейсером «Память Азова» русские обычаи, уклад жизни, русская кухня, даже столь нелегкий для японцев русский язык, русские вывески и надписи уже полностью укоренились в этом районе города.
© 1999-2014
Комитет по внешним связям Санкт-Петербурга
Материалы сайта Комитета по внешним связям Санкт-Петербурга являются общедоступными и открытыми для использования в некоммерческих (личных, ознакомительных, образовательных, исследовательских и аналогичных) целях. Их перепечатка, а также цитирование в СМИ допускается только при условии ссылки на сайт Комитета, как источник информации. Внесение каких-либо изменений, добавлений или искажений в копируемую (цитируемую) информацию не допускается.
WebComfort